Эдвард Рагин: Россия и развитие энергетики в мире

Развитие России невозможно без развития энергетики – источника энергии для любых возможных проектов. Без энергетики просто немыслима сама жизнь страны. О тенденциях и проблемах развития отечественной энергетики наша редакция попросила рассказать известного эксперта в этой области Эдварда Рагина.

- В чем заключаются основные тенденции развития мировой энергетики?

Эдвард Рагин: Основой современной энергетики пока является углеводородное топливо (нефть, газ), что зачастую определяет экономику и политику многих стран, включая и Россию. Однако международный научно-технический прогресс, прежде всего, развитие альтернативной энергетики и распространение автомобилей с гибридным двигателем, в течение 10-20 лет подорвут значение данного топлива, особенно нефти. В настоящее время во многих странах мира уже появляются технологические разработки, позволяющие получать электроэнергию без использования углеводородного или атомного топлива. Добавим сюда еще и взрывное развитие технологий добычи сланцевого газа, что вполне может нанести серьезный ущерб отечественной газовой отрасли. Что это будет означать для нашей страны, не стоит объяснять подробно. В среднесрочной перспективе Россия столкнется с ситуацией, когда спрос на поставляемое нами углеводородное топливо и, следовательно, поступления в государственный бюджет будут значительно сокращаться.

- Как России следует реагировать на такой сценарий развития событий? Эдвард Рагин: России, как и другим странам-экспортерам углеводородов, следует активно создавать иные источники национального дохода, пока еще на экономике страны не сказывается негативный эффект от снижения спроса. Прежде всего, следует заниматься развитием новой экономики, основанной на знаниях и высоких технологиях. В рамках этой экономики прибыль формируется не за счет природной ренты, а за счет интеллекта, знаний и опыта. Если говорить о более коротком временном периоде, нашей стране следует озаботиться двумя вопросами: повышением эффективности работы отечественного ТЭК и эффективным использованием трендов, существующих в мировой энергетике.

- О каких трендах идет речь?

Эдвард Рагин: В первую очередь, о применении в энергетике угля. Следует заметить, что разведанных запасов угля на Земле гораздо больше, чем запасов нефти или природного газа. Я знаком с экспертными оценками, согласно которым при нынешнем уровне потребления энергоносителей подтвержденных запасов газа на планете должно хватить на 67 лет, запасов нефти – на 41 год, а запасов угля – на 270 лет. Нужно подчеркнуть, что примерно три четверти мировых запасов угля приходится на США, Китай, Россию, Украину и Казахстан. В ближайшие десятилетия роль угля в энергетике будет постепенно возрастать, особенно в тех регионах мира, где мало альтернативных энергоносителей. Благодаря своей относительной дешевизне уголь до сих пор очень важен для развивающихся стран, в первую очередь, для Китая. Своевременно учтя тенденцию «поворота к углю», Россия может извлечь немалые прибыли, прежде всего, за счет экспорта угля в азиатские страны.

Вторым важным трендом я считаю развитие альтернативной энергетики. Значение этой отрасли энергетики постепенно растет, и нашей стране, имеющей большие возможности для производства электроэнергии путем преобразования в нее энергии ветра, солнца, приливов и отливов, при своевременной подготовке может удачно использовать существующие мировые тенденции. В конце концов, отечественным нефти, газу, углю следует найти более эффективное применение, чем просто сжигать их. Топливные богатства российских недр - мощный рычаг, который можно и нужно использовать не для “латания дыр” в бюджете и форсированного ввоза импортных товаров, а для создания капитала, позволяющего модернизировать отечественную экономику. В связи с этим в России необходимо экстренно повышать эффективность использования энергоресурсов, то есть следует форсировано внедрять энергосберегающие технологии в промышленное производство и частное потребление, а также развивать альтернативную энергетику, чему в нашей стране пока уделяется явно недостаточно внимания.

- Совместимо ли ускоренное развитие энергетики с защитой окружающей среды?

Эдвард Рагин: Технологии альтернативной энергетики с самого начала проектировались как экологическая альтернатива традиционной энергетики. Поэтому в этом отношении беспокоится не о чем: разве может негативно повлиять на окружающую среду появление ветряков в полях или солнечных батарей на крышах наших домов? Иная ситуация, конечно, с использованием угля. Недаром китайская столица Пекин, обогреваемая в основном углем, сегодня является одним из самых загрязненных мировых мегаполисов и напоминает Лондон XIX века с его вечным смогом и туманами. Хорошо известно, что наиболее токсичные выбросы поступают в атмосферу именно при сжигании угля, а наименее токсичные – при сжигании газа.

Поэтому нам следует не самим развивать угольную энергетику, а учитывать ее развитие в азиатских странах, наращивая туда экспорт угля. Поскольку в средних широтах северного полушария преобладает западный перенос воздушных масс, для России, особенно для ее европейской части, практически нет угрозы в связи со сжиганием угля в Китае. Зато в нашу страну вместе с воздушными потоками активно поступают загрязняющие вещества, выброшенные в атмосферу в Европе при сжигании энергоносителей.

Например, потоки антропогенной (то есть появившейся в результате человеческих действий) серы, поступающей из Европы в европейскую часть России, приблизительно в 10 раз превосходят обратный поток из России в Европу. Эта наша “экологическая помощь”, к сожалению, пока никак не учитывается во внешнеторговых расчетах и потому является безвозмездной. На мой взгляд, такая ситуация требует специальных переговоров с европейскими партнерами нашей страны. Наряду с общемировым Киотским протоколом, видимо, требуется какое-то соглашение между Россией и Европейским союзом, который определит механизмы и способы компенсации нашей стране ущерба, наносимого отходами европейской энергетики.

Автор: Новокрещенова Ирина
Обнаружив ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter