Игра престолов

Почему сейчас все увлечены сериалом «Игра престолов»? Вечный холод, пряность корицы и меда, секс и остальные причины ошеломляющей популярности сериала и книг.

Дэниэлу Уэйсу, Джорджу Р.Р. Мартину и Дэвиду Бениоффу удалось добиться того, чего в свое время добился Толкиен – увлечь взрослых зрителей фантастической историей о борьбе за престол и огнедышащих драконах в придуманном мире.

«Игра Престолов» сейчас выложена на каждом торренте: второй сезон сериала пользователи скачивали чаще, чем любой другой сериал, когда - либо выходивший в мире. По данным неофициальной статистики, он был скачан 25 000 000 раз, и это если не считать количество просмотров в ВК. Первая серия третьего сезона улучшила предыдущие рекорды по просмотрам и скачиваниям. И тут впечатляешься не только этим цифрам, не свойственным для фэнтези, в котором нет места хоббитам, зоны покрытия с элементами поп-культуры, хайпа и удивительными по неожиданности камин-аутами. Это когда ведущая Тина Канделаки в своем твитте сравнивает свою персону с Дейенерис, комик Задорнов с восхищением отзывается о Тирионе, комментатор Уткин рассказывает в своем твиттере о «Кубке Таргариена. Плэй-офф», а легендарная рок-команда The National возвращается на сцену, чтобы записать саундтрек, который стал неофициальным гимном дома Ланнистеров, в несвойственном им жанре фолк.

Книги, по которым был снят этот сериал, еще до экранизации были переведены на сорок языков, но мировую популярность они приобрели после выхода первого сезона фантастического сериала. Книжки «Песни льда и пламени» в 2011 году возглавили список лучших книг по версии авторитетного журнала «Тайм». Теперь их было не зазорно покупать приличным людям в возрасте, чтобы с головой окунуться в придуманный авторами мир. Теперь на таких людей в метро не посмотрят косо, ведь после сериала фэнтези плотно вернулось в моду, впервые со времен «Властелина колец» и «Твин-Пикса».

Рассмотрим теперь, как так вышло? «Игру престолов» частенько называют сериалом для тех, кто не любит фентези. Что интересно, Джордж Мартин начинал в свое время с фэнзимов, всю свою жизнь ездил на всяческие конвенты и творил в жанрах сай-фай, хоррор и фентези, даже не делая в них различий. Он рассказывал о своем творчестве в предисловии к сборнику своих произведений следующим образом: «Фэнтези на вкус, как мед, хабанера, гвоздика и корица, хорошее вино и превосходное мясо, и на вкус напоминает лето. Реальность же – это тофу и бобы, а в итоге рассыпается в прах. Фентези порхает в небесах на крыльях Икара, а реальная жизнь пользуется услугами Юго-западных авиалиний». Так же он любопытнейшим образом объясняет, с какой целью люди читают и смотрят фэнтези: «Чтобы вернуть потерянные краски жизни, ощутить на языке вкус пряностей и насладиться сладкими песнями русалок… Жанр фэнтези создан специально для ребенка, который живет в душе взрослого человека, этот юный взрослый мечтает о ночных походах в лес, пирах у живописных подножьях гор и о вечной и искренней любви, которая будет столь большой, чтобы протянуться от Оза до Шангри-Ла».
Игра престолов
Крылья Икара, которые нам предлагает «Игра престолов» очень даже комфортны. А сам Джорж Мартин так дружелюбен, как дилер с многолетним опытом работы. Он помогает зрителям войти в мир фэнтези, без долгого ознакомления с изощренной терминологией и мифологией персонажей, как у его современников, без продираний сквозь терни файерболов и эльфов, как у его литературных предшественников, а когда в конце последней серии первого сезона появляются драконы, оторваться уже невозможно.

К тому же, сюжет о возвращении магии в средневековый мир Семи Королевств и всемирная взвинченность перед наступлением зимы его жителей идеально совпали по настроению с трендом апокаптичного медиа и кино. Рациональный взгляд на жизнь стал привычкой для зануд, и куда веселее окунуться с головой в фантазии о чем-то грядущем и страшном – хотя бы о долгой и лютой фантастической зиме.

Весь мир этого прекрасного сериала живет в ощущении чего-то грядущего, и на фоне даже одного этого аспекта, все это выглядит намного свежее, нежели пустые, плоские и совершенно бессюжетные хиты, типо «Мэд Мэна», но с другой стороны, «Игра престолов» очень соответствует уникальному «сдвинутости этого мира» (этот термин был  впервые использован в известном фентези короля ужасов Стивена Кинга «Темная башня»), которое испытывает каждый зритель этого сериала, не смотря на место своего проживания, от Америки и до сибирской глубинки нашей великой Родины.

Игра престолов
Так же помогает легкому восприятию сериала и его глубокая укорененность в реальные события мировой истории, так что вся его география и коллизии до боли знакомы и не требуют дополнительных расшифровок. Там, где Р. Скотт Бэккер, который является одним из конкурентов Мартина, создает жуткую космологию и срезается на логичных мелочах (к примеру, по исчислению лет от некого года Бивня, звучит очень даже смешно), Джорж Мартин перелопатив весь курс мировой истории находит идеальное золотое сечение между фантастикой и реальной жизнью; а если вспомнить галерею Великих домов с их незабываемой геральдикой, которая согревает сердце тех зрителей, которые в школьные годы увлекались флагами, страноведением и столицами мира.

Очень важно, что «Игра престолов» получила совершенно другую, более современную динамику, нежели очень популярный сериал «Колесо времени», который вышел в 1990-е годы прошлого века и был просто невыносимо затянут. Книги цикла «Песен льда и пламени» еще до выхода масштабной экранизации стали сериалом, они с легкостью делятся на главы и могли бы издаваться по частям, как романы Чарльза Диккенса, так как матерый телесценарист Мартин первые свои книги снабдил вау-триггерами (к примеру, инцестом в первой же серии), а к пятому тому фэнтези он просто перестал верить в способности читателей на долгое время сосредотачиваться и стал вставлять клиффхэнгеры в завершении каждой из глав (а их, больше семидесяти).

Но, самая главная особенность цикла «Игры престолов» - в идеологической области: до Мартина основополагающим каноном для фентези стал канон Толкиена, в котором всегда был некий квест и логичная точка завершения, после которой герои могли с легкость плыть на Запад; сюжет всегда крутился вокруг борьбы земных сил и сверхъестественных, судьбу его всегда решали пророчества и артефакты, а не человеческие произволы, а если человек мог изменить что-то, то это обязательно должен был быть великий поступок, а не бытовая подлянка, которую совершил Джейме в пилотной серии.

Мартин смог изобрести собственный уникальный канон, сделать его «человечнее», вернув персонажам свободную волю, определяющую их силу – если сказать простым языком, впервые сделав основой эпического фэнтези настоящий взрослый психологизм. В сериале множество героев – честные и коварные, сильные и слабые, ни к чему не подготовленные, они часто и вкусно едят и открыто занимаются сексом (и не только традиционным), они могут быть девушками (что, кстати, существенно повлияло на рейтинг сериала – Мартин впервые в фэнтези собрал в сериале много разноплановых ярких женский героинь), они с легкостью расстаются со своей жизнью, сражаясь с врагами и познавая самих себя.
Эмилия Кларк
Эмилия Кларк в роли Дэйнерис Таргариен
Самая любимая цитата Джорджа Мартина: «Проблемы схватки человеческого сердца с самим собой – только эти проблемы порождают настоящую и сильную литературу, только об этом и стоит писать». Он позаимствовал эту фразу из речи нобелевского лауреата Уильяма Фолкнера. Мартин добавляет, что остальные атрибуты фэнтези всего лишь мебелирование.
Автор: Ник Неймс
Обнаружив ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter